Группа молодых ведьм под предводительством незабвенной Блоб чинно шествовала по коридору восьмого корпуса высшей школы подготовки пробудившихся. На мягком ворсе кроваво-красного ковра оседал аромат духов «Страстная Lava», которыми по обыкновению, чуть переборщив, обработала своё прекрасное тело ведьма. Со стен на процессию смотрели глаза героев прошлого и особо отличившихся деятелей настоящего. Так как профессия художника в этом мире, ведущем непрекращающуюся экспансию не то, чтобы сильно востребована, живописью в нём занимаются зачастую древние, уже отошедшие от дел существа. Сила которых столь велика, что картины через раз получаются живыми, а в совсем запущенных случаях, ещё и способными влиять на окружающих их мир. Именно поэтому вокруг великого ворожея Грога, который любил испепелять своих врагов, на стене красуется выжженный ореол. Каждую дюжину дней молодые послушники реставрировали её, но огненный нрав картины от этого не менялся, и вокруг полотна вновь появлялись горелые проплешины.
«Итак, дамы, слева от себя вы видите великолепного и ужасного Фета, тринадцать тысяч лет назад, именно под его предводительством армия тьмы сумела задать вектор развития миру Леоринов».
Бойкая ведьмочка, в экстравагантном наряде и очках с умопомрачительным размером линз, тут же вскинула руку в привлекающем внимание жесте, но не найдя отклика у наставницы, решилась подать голос сама,- «Блоб, простите, именно из того мира был выходцем «ускользающий» Риол, верно?»
Окинув немного недовольным взглядом вопрошающую, Блоб, чуть смягчившись, соизволила ответить,- «Верно, это интересная история. О том, какие причудливые формы может принимать так называемое «добро» и как, иногда, просто переманить его на сторону истиной тьмы. Но об этом вы узнаете позже, и попрошу не хихикать, когда мы будем проходить мимо его портрета. Да, я знаю, существа того мира подозрительно похожи на слизней, а слизень с крылышками кого угодно выведет из равновесия, но опять же, попрошу сохранять хоть толику уважения к тем, кому мы обязаны своим существованием!»
Группа продвигалась всё дальше, изредка останавливаясь около портретов и выслушивая краткие экскурсы в историю от преподавательницы. Редкие встреченные ими существа вежливо здоровались с Блоб и, в зависимости от пола и предпочтений, окидывали взглядом будущих ведьм.
Остановившись перед массивной дверью черного дерева, Блоб материализовала у себя в руках испещренный царапинами, сильно похожими на зажившие шрамы от кнута, фолиант, обтянутый кожей.
«Сейчас я запишу сюда ваши истинные имена, дорогие мои. Отныне вы будете повязаны с тьмой. Не думайте, что это пустой звук, вы даже и представить себе не можете, что ждёт тех, кто посмеет нарушить эту связь,- глаза Блоб на миг зажглись совсем недобрым огнём,- «Но не будем об этом. После вы начнёте постигать азы своего будущего ремесла и, как я уже обещала, начнём мы с погружение в нашу узкую специализацию — еретиков. Ну что же, Артис, иди ко мне первой!»

Leave a Reply